Мы много и хорошо считаем

— 08 июня 2015

Директор красноярской торговой компании «Командор» Олег Сипетый — о стратегии ведения бизнеса в условиях «экономической турбулентности».

– Как вы прожили этот год, Олег Валентинович? Санкции, смена губернатора края, повышение ключевой ставки, задачи по импортозамещению — все это вызовы для вашего бизнеса, для розничной торговли. Как вы справились с этим?

— Одно из главных условий для создания устойчивого бизнеса — это его осознанность, прагматичность и расчет. Планы развития компании строятся с горизонтом в пять–семь лет, хотя в идеале надо бы его увеличить. Мы много и хорошо считаем, поэтому даже сейчас идем с опережением плана. Конечно, год был непростой: весной частичное ограничение поставок продукции из Украины, потом — уже серьезное по поставкам из Евросоюза, подорожание валюты, рост банковских ставок, стоимости электроэнергии — она растет гораздо быстрее инфляции… Когда еще и с проверками начали ходить — антимонопольная служба, прокуратура, всем интересно, откуда такие цены в магазинах, это уже показалось нам лишним. Проверки требуют перенаправления внимания большого количества сотрудников, отвлекая их от задач бизнеса.

И конечно, мы свои прогнозы пересмотрели, в частности, по строительству, по обороту и открытию новых магазинов. Считаю, что сейчас у нас и у других компаний, ведущих бизнес осознанно, появилось гораздо больше возможностей. Те, кто работает более технологично, получают преимущество. На рынке существуют не только коллеги-ритейлеры, но и покупатели, сотрудники, банки, государство, производители, со всеми надо взаимодействовать. И те, кто научился договариваться, будут развиваться быстрее.

— Все-таки какой из вызовов года стал для вас самым серьезным и заставил что-то изменить в работе?

 

— Самым неожиданным стал рост банковских ставок задним числом, по уже выданным кредитам. Этого мы не учли, да и не могли. Хотя закладывали в план развития максимум собственных средств и собственный план выполнили. Но процесс подорожания кредитов затронул всю цепочку: от производителя до конечного потребителя. Из системы моментально изъяли деньги, и на рынке воцарилась легкая паника. Кто-то повышал цену, кто-то дешево продавал товарные остатки, из-за этого вся политика долгосрочных коммерческих отношений затрещала по швам. Поставщики, торгующие организации и покупатели по сути заново узнавали друг друга. И в этой ситуации проверилось, кто смотрит далеко и кого эти моментальные скачки не задевают, и кто в угоду конъюнктуре меняет политику отношений с контрагентами. Кто повел себя прагматично, без резких движений, с теми мы продолжаем работать.

В таких ситуациях обращаешь еще больше внимания на собственную эффективность, особенно когда управляешь разветвленной структурой: сложные структуры более интерционны, а в некоторых ситуациях надо вести себя быстро. Последние полгода мы и занимались эффективностью, развитием организации. «Не было бы счастья, да несчастье помогло»: банковские ставки позволили нам еще тщательнее изучить свою экономику и найти возможности ее улучшить.

В конце концов, когда все идет по накатанной, начинаешь скучать, желание изменений отступает, а в жесткое время, когда надо принимать быстрые и сложные решения, мобилизует и сплачивает команду.

— Как укладывается в повышение эффективности переезд в новый офис?

— Компании уже 16 лет, за это время мы здорово выросли и просто не помещались в своем собственном здании, отделы были разбросаны по всему городу. Тут мы свили большое удобное гнездо, которого хватит еще лет на 15. Здесь наше мебельное подразделение, пищевое производство, самый крупный гипермаркет сети. Мы стали здорово экономить на транзакциях и переездах.

— Все-таки, в каком сегменте пришлось планы изменить?

— Стратегию чуть-чуть скорректировали с учетом нынешних условий. Мы давно собирались выходить в нишу дискаунтеров, пробовали, получалось не очень хорошо — то ли не умели, то ли время не пришло. Но продолжали искать эффективную модель. И когда она была готова, случились и все эти события в экономике. Откладывать стало некуда. Уже открыли три магазина под брендом «Хороший», очень удачно, в июне запускаем еще два. Это другие товары, более тщательно выверенный ассортимент, многократно посчитаны все расходы — от электроэнергии до логистики, большой оборот, низкая аренда… В общем, сейчас можно сказать, что мы научились и будем открывать больше дискаунтеров.

— Введение продовольственных санкций вызвало дискуссии об импортозамещении, скорейшем налаживании контактов между фермерами и сетями, взаимные упреки участников «пищевой цепочки», даже губернатор Красноярского края Виктор Толоконский, помнится, грозился развернуть альтернативную торговлю прямо с машин, из бочек… Вы каким-то образом перестроили отношения с фермерами?

— Уверен: все формы мелкой торговли должны присутствовать на рынке. Но это локальные меры, во всем мире организованная розница занимает львиную долю торговли. Рынки сельхозпродукции и магазины специалитетов есть, хотя такие магазины я бы не назвал дешевыми, все-таки специализированная услуга стоит дорого. В любом случае увеличение конкуренции — это хорошо. Что касается фермеров — мы в крае продаем чуть ли не больше всех других сетей продукцию местных производителей. Априори продукт, который здесь растет, востребован больше: он более свежий, более понятный, раз его ближе везти, то и цена на него более интересная. Поэтому с местными производителями мы работаем всегда и без понуждений со стороны государства.

Другой вопрос, что в мгновение ока у отечественных производителей товар не появится, естественные циклы воспроизводства игнорировать не получится: курица растет быстрее, свинина чуть дольше, говядина — совсем небыстро, а еще надо улучшать семенной фонд, закупать технику… Это уже другие горизонты планирования, другие принципы работы. Но заместить можно все, кроме того, что исторически у нас не растет — кофе, бананы, ананасы… Да и не надо все замещать, надо обмениваться товарами. Иначе как мы поймем, что наша продукция лучше, чем импортная?

Сейчас нам, конечно, дали карт-бланш, но я не считаю, что санкции должны длиться вечно. Рано или поздно их отменят. И тут уже вопрос личной эффективности производителя: успел воспользоваться форой — молодец.

— И как быстро российские производители движутся в этом направлении?

— Быстро. Конечно, есть проблемы: нехватка денежных средств, специалистов, рост тарифов естественных монополий… Но давайте сравним то, что было 10 лет назад, и что мы имеем сейчас: мы прошли очень большой путь, у нас всего стало больше — и зерна, и мяса, и переработка поднялась, и торговля стала более цивилизованной. Доля местной продукции в товарообороте постоянно увеличивается. В конечном итоге это не вопрос денег, это вопрос желания и выстраивания эффективного взаимодействия — через обучение, открытость и ориентированность на конечный результат.

— Как вы видите роль государства в этом процессе? В последнее время оно стремится регулировать эту сферу, видимо, считая, что участники рынка не справляются сами.

— Регулировать отношения должен сам бизнес. Тот, кому это нужно. Мне интересно — я делаю. Фронт работ, особенно в сельском хозяйстве, гигантский. У государства своих задач немало — и по социальному обеспечению, и по внешней политике… На мой взгляд, попытки контролировать торговлю, регулировать бонусы, сроки оплаты, что-то еще — это лишнее. Отношения в связке «поставщик — конечный потребитель» гораздо сложнее и многообразнее. Но мы живем внутри государства, оно серьезный игрок — stakeholder, поэтому надо с ним взаимодействовать, особенно аграрному сектору. Но при этом эффективным бизнесменам лучше не мешать, они сами вырастут.

— Государство в лице нового губернатора Красноярского края Виктора Толоконского вас контролирует в русле новой экономической политики?

— Я был несколько раз на общеотраслевых встречах с губернатором, знаю, что в торговле он разбирается прекрасно. И это, кстати, один из его посылов: торговле не надо мешать, она сама разовьется и себя отрегулирует, и с этим я полностью согласен, мне такая позиция нравится. Администрация края не ставит нам каких-то препон, не выдвигает каких-то запретов. Даже на­оборот: часто идет навстречу и содействует. В качестве примера у нас есть уникальный опыт сотрудничества с краевой властью, когда какой-то период краевое правительство субсидировало продажи товаров местных сельхозпроизводителей. Сейчас эта программа уже закрыта, но положительные результаты мы видим до сих пор. В других регионах ограничений больше: по времени работы, условиям торговли, ассортименту продукции… У нас отношения выстраиваются более конструктивно.

Источник: http://expert.ru/siberia/2015/24/myi-mnogo-i-horosho-schitaem/

Комментарии:

Поиск по сайту